Суд не должен превращаться в расправу

В прениях по делу ТОАЗа констатируют нарушение всех прав подсудимых  

 

В Комсомольском районном суде Тольятти продолжается слушание уголовного дела, суть которого сводится к попытке московской компании «Уралхим» взять под контроль предприятие «Тольяттиазот» с помощью явно сфабрикованного дела в отношении экс-руководителей ТОАЗа и швейцарской компании «Нитрохем Дистрибьюшн», закупавшей в Тольятти минеральные удобрения. 

17 июня в прениях закончил свое выступление адвокат бывшего гендиректора ТОАЗа Евгения Королева Вячеслав Яблоков.

«Следователь совместно с потерпевшим «Уралхим» нарисовали некую красивую картинку, которая была им выгодна, попытались ее сильно запутать нагромождением разных тем, и собрав все это в кучу, представили вам для принятия решения, — обратился к судье Яблоков. — Мне такое поведение представляется неуважением к судебной власти и судье, потому что лично для меня очевидна нацеленность и надежда следствия и обвинения на то, что суд не пожелает во всем этом разбираться. Возможно, они надеются на то, что суд просто возьмет ту злополучную электронную версию обвинительного заключения, как к сожалению, у нас на практике часто происходит, переделает его в приговор, немного изменив формулировки, и игнорируя доводы защиты постановит обвинительный приговор, реализовав тем самым цели и задачи рейдерских захватчиков — не побоюсь этого слова — «Уралхим», которые жаждут завладеть предприятием, на которое у них права нет. То, что делают они сейчас, используя взаимодействие с правоохранительными органами, с экспертным учреждением — это, как минимум, несправедливо, незаконно и аморально. И когда вас пытаются использовать для реализации этой схемы, мне кажется, поддаваться этому не стоит». 

В своем выступлении Вячеслав Яблоков, как и другие адвокаты, показал, что производство по делу проходило в условиях нарушения состязательности сторон и, несмотря на большой объем дела, не представило ничего кроме домыслов, в связи с чем адвокат назвал дело не иначе как «500 томов макулатуры». Адвокат подробно остановился на некоторых «доказательствах» со стороны «Уралхим», которые как были, так и остались достаточно беспомощными предположениями, придя к выводу о том, что его подзащитный Евгений Королев должен быть полностью оправдан.

Следующим взял слово адвокат председателя совета директоров ТОАЗа Сергея Махлая Александр Гофштейн. Выступление адвоката было достаточно кратким и емким. 

«Ваша честь, уголовное судопроизводство по данному делу характеризуется отступлением от серьезного процессуального принципа обязательности участия подсудимых в разбирательстве, — обратился адвокат к судье Александру Кириллову. — Но если отход от этого правила допустим, то отступление от принципа законности превратило уголовный процесс по данному делу в процедуру, во время которой одному из участников, «Уралхиму», можно практически все, вплоть до делегирования функций по составлению обвинительного заключения, а другой — стороне подсудимых — нельзя практически ничего. Все подсудимые по этому делу были лишены права знать, в чем конкретно их обвиняют, права оспорить представленные доказательства и даже права вовремя познакомиться с доказательствами. Мы хотим привлечь ваше внимание к острому дефициту законности, препятствующему независимому и беспристрастному суду. Любой, даже самый опасный преступник имеет право знать, в чем конкретно его обвиняют. Если выясняется, что он лишен этого права, то вынести по делу итоговое решение невозможно, потому что суд без разъяснения существа предъявленного обвинения превращается из суда в расправу, и потому что судья — не следователь, и превратить обвинение из невразумительного и неконкретного в четкое и понятное — он своей властью не вправе».

Гофштейн обратил внимание на то, что в обвинительном заключении говорится о несоответствии цены продукции ТОАЗа рыночному уровню, без конкретизации в какую сторону, и не названа сумму ущерба — ни общая, ни для каждого потерпевшего, что является обязательным для итогового документа по статье «Мошенничество». В обвинении вообще нет слова «ущерб» — что должно быть обязательно. Авторы обвинительного заключения словно забыли, что они вменяют обвиняемым. Следователи СК РФ (или «Уралхим», изготовивший обвинительное заключение вместо них) ссылаются на 12 контрактов и 114 дополнительных соглашений по поставкам продукции. Однако в обвинении ни разу не указана ни продажная, ни рыночные цены. Таким образом обвинение представляет собой безликий неконкретный документ, защищаться от которого невозможно. Всего этого хватило бы для того, чтобы признать обвинение незаконным. 

Далее Гофштейн напомнил о положенной в основу обвинения явно незаконной экспертизе, написанной сотрудниками Института законодательства и сравнительного правоведения (ИЗИСП) при правительстве РФ Натальей Семилютиной и Сергеем Валентеем. Адвокат считает, что прокуратура и «Уралхим» не смогли защитить экспертизу. Все их доводы сводились к одному: Семилютина и Валентей — уважаемые специалисты с учеными званиями и степенями. Однако хороший человек — это не профессия. Довод прокуроров о том, что экспертизу проводили уважаемые в научном сообществе лица, в действительности работает против обвинения. За неоперившимся юнцом, который только начал экспертную деятельность, еще можно признать право на ошибку. Но два доктора наук, которые на протяжении полугода проводили исследование, так ошибиться не могли. Они безусловно действовали умышленно и сознательно, считает Гофштейн. Ведь эксперты сравнивали заведомо несравнимые позиции, например, контрактные и спотовые цены; отказались от скидки на опт; на заявленную ими же вначале необходимость установить диапазон рыночных цен; взяв для сравнения с ТОАЗом одиночную цену единственного, и притом зарубежного, а не российского производителя, у которого она была максимальной; проигнорировали продажные цены ТОАЗа, выведя их самостоятельно на даты, отстоящие от дат продаж на несколько месяцев; скрыли факты продаж ТОАЗа по ценам выше рыночных,  «повесили» на ТОАЗ более 70 таможенных деклараций по поставкам третьим лицам, не имеющим отношения к делу; использовали одни и те же декларации для разных партий товара. Вот так и был нарисован и «раздут» мифический ущерб. 

Адвокат особо отметил, что все подтасовки сделаны только в сторону отягощения обвинения. Множественность и системный характер искажений говорит о том, что они совершены умышленно. Все это должно начисто подорвать доверие к такой экспертизе у непредвзятого судьи. Гофштейн сослался на имеющуюся в РФ судебную практику по аналогичным случаям, в том числе составленных с подобными нарушениями экспертиз, оцененных судами критически. В итоге адвокат пришел к выводу о том, что вина Евгения Королева во вменяемом ему преступлении не нашла никакого подтверждения и просил суд вынести ему оправдательный приговор.

В тот же день в прениях выступили адвокаты Сергей Алло и Николай Карякин, назначенные Сергею Махлаю за счет федеральных средств. Оба констатировали, что не смогли выработать свою позицию по делу, так как вступили в процесс лишь около месяца назад и за столько короткое время не изучили весь объем материалов, чем было нарушено право Сергея Махлая на защиту. 

 

Сергей Федоров

mail-ps@mail.ru

 

 

Фото аватара

Присылайте материалы для публикации на почту mail-ps@mail.ru

Оцените автора
Газета Площадь Свободы